Обвинение по ч. 2 ст. 105 УК РФ, в совершении группового убийства в суде не устояло

Соглашение на защиту было заключено перед стадией судебного рассмотрения уголовного дела судом. Квалификация со стороны органов предварительного следствия: ч.ч. 3, 4 ст. 33 — п.п. «е, ж, и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть организация и подстрекательство к совершению убийства совершенного общеопасным способом, совершенного группой лиц по предварительному сговору, из хулиганских побуждений, а также ч. 4 ст. 150 УК РФ, то есть вовлечение несовершеннолетнего совершение особо тяжкого преступления. Возможный размер наказания — пожизненное лишение свободы.

Изначально работа адвоката по защите осложнялась рядом факторов:

— уголовное дело получило широчайший общественный резонанс на федеральном уровне (убийство несовершеннолетним чеченцем парня в г. Пугачев в июле 2013 г., спровоцировавшее взрыв социального недовольства);
— «личный контроль» за ходом уголовного дела со стороны Председателя СК РФ Бастрыкина А.И., полномочного представителя Президента в ПФО;
— межнациональная подоплека дела;
— предвзятость в освещении событий СМИ (как регионального, так и федерального уровня);
— наличие вступившего в законную силу обвинительного приговора в отношении несовершеннолетнего соисполнителя убийства.

По окончании предварительного следствия, перед направлением уголовного дела прокурору, и далее, в суд, моим подзащитным было выражено намерение заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом присяжных. В ходе первичных консультаций мною совместно с подзащитным, было принято решение такое ходатайство не заявлять. Уголовное дело рассматривалось в общем порядке, профессиональным судьей.

В ходе судебного рассмотрения уголовного дела, мною, совместно с подзащитным, были полностью опровергнуты доводы стороны государственного обвинения о его причастности к организации и подстрекательстве к совершению убийства. Несмотря на это, представитель государственного обвинения в судебных прениях настаивал на правильности изначальной квалификации, при этом в качестве наказания просил суд назначить моему подзащитному лишение свободы сроком на 19 лет.

В результате, приговором Саратовского областного суда действия моего подзащитного были переквалифицированы на ч.ч. 3, 4 ст. 33 — ч. 2 ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 150 УК РФ, и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев, из которых 2 года, на момент постановления, приговора мой подзащитный отбыл в СИЗО.