Ноябрь 14

Из СИЗО «под домашний арест»

Соглашение с адвокатом Соседовым А.А. на защиту по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в составе организованной преступной группы), было заключено непосредственно перед первым допросом в качестве подозреваемого. По итогам консультации адвоката с подзащитным было принято совместное решение отказаться от дачи каких-либо показаний при допросе, со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ. При этом, позиция иных подозреваемых по делу была «признательной». Все подозреваемые, а также, в дополнение к ним, несколько свидетелей давали показания, «обличающие» доверителя.

Руководителем следственной группы в суд было направлено ходатайство об избрании доверителю меры пресечения в виде заключения под стражу. Постановлением районного суда данное ходатайство было удовлетворено, доверителю избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, с содержанием в СИЗО.

На указанное постановление адвокатом Соседовым А.А. в судебную коллегию по уголовным делам Саратовского областного суда была подана апелляционная жалоба, в которой приводились доводы, направленные на оспаривание обоснованности применения столь строгой меры пресечения, как содержание в СИЗО.

Результат: по итогам рассмотрения апелляционной жалобы мера пресечения в виде заключения под стражу, избранная ранее доверителю, была изменена на домашний арест.

Июль 15

Переквалификация ч. 3 ст. 285 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ

Клиент обратился к адвокату за получением юридической помощи в стадии предварительного следствия по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 285 УК РФ.

Фабула дела.

Клиент, будучи заместителем командира воинской части по тыловому обеспечению, являлся, согласно возложенным на него должностным обязанностям, лицом, ответственным за организацию контроля по выполнению, согласно условиям заключенных контрактов, подрядными организациями на территории воинской части работ, а также за сдачу и приемку результатов выполненных работ. В силу производственной необходимости, акты приемки выполненных работ (форма КС-2) были подписаны, до фактического выполнения в необходимом объеме работ. На основании данных актов, на расчетный счет организации-подрядчика были перечислены денежные средства в размере 7 683 577 рублей. В ходе аудита финансово-хозяйственной деятельности, данный факт стал известным , в связи с чем военной прокуратурой была проведена проверка, по результатам которой материалы данной проверки, в порядке ст. 37 УПК РФ, были направлены в военно-следственный отдел СК РФ для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Органами предварительного следствия было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 УК РФ, и относящегося к категории тяжких преступлений.

Позиция стороны защиты:
— акты (формы КС-2) действительно были подписаны данным должностным лицом, однако в том имелась объективная производственная необходимость, связанная с возможным уменьшением объема финансирования воинской части в будущем;
— размер ущерба, причиненного бюджету, и вменяемый, в соответствии с указанной квалификацией, чрезмерно завышен.

В ходе предварительного следствия адвокатом, в целях оспаривания квалификации по ч. 3 ст. 285 УК РФ, было заявлено несколько ходатайств о назначении по делу ряда судебных экспертиз: строительно-технической, финансово-экономической, которые были удовлетворены.

Исходя из заключений данных судебных экспертиз реальный размер ущерба, причиненного бюджету, составил 450 512 рублей. Данное обстоятельство стало основанием для переквалификации действий доверителя с ч. 3 ст. 285 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Поскольку преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 285 УК РФ законом отнесено к категории преступлений средней тяжести, органом предварительного следствия в гарнизонный военный суд было направлено ходатайство о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа, в порядке ст. 25.1 УПК РФ.

Итог: в суде уголовное дело в отношении подзащитного было прекращено, с назначением судебного штрафа в минимальном размере.

Май 25

Условное наказание по двум эпизодам сбыта наркотика в крупном размере

Дело было принято мною в работу на стадии предварительного следствия. К моменту заключения соглашения на защиту, клиент был дважды допрошен в качестве подозреваемого и обвиняемого. В ходе данных допросов клиент дал признательные показания по обстоятельствам сбыта им в составе группы лиц по предварительному сговору наркотических средств в крупном размере, в связи с чем ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В ходе первичной консультации, адвокатом, совместно с подзащитным было принято решение изменить позицию по предъявленному обвинению следующим образом:

— по ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — признание факта незаконного хранения наркотического средства в крупном размере, в целях личного потребления;
— по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — отрицание факта незаконного сбыта наркотического средства в составе группы лиц по предварительному сговору в крупном размере, поскольку ни одного свидетеля, способного подтвердить факт передачи наркотика не имелось, иные доказательства по уголовному делу не являлись безусловными.

Несмотря на изменение позиции по делу, изначальная квалификация на стадии предварительного следствия изменена не была, и дело было направлено в суд.

В ходе судебного следствия нам удалось в полном объеме были опровергнуты доводы стороны государственного обвинения о доказанности совершения подзащитным преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. В связи с этим, сторона государственного обвинения, изменила квалификацию действий подзащитного, исключив из обвинения эпизод по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а эпизод по ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ квалифицировав по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

С учетом данного обстоятельства, а также характеризующих личность подсудимого данных, приговором суда, на основании положений ст. 73 УК РФ, подсудимому было назначено наказание в виде условного лишения свободы сроком на 3 года.

Приговор сторонами не обжаловался.

Май 3

Прекращение уголовного преследования по ч. 3 ст. 30-ч. 4 ст. 228.1 УК РФ

Дело было принято адвокатом «в работу» на стадии предварительного следствия, после задержания доверителя, помещения его в СИЗО, и дачи им «признательных» показаний о том, что у него имелись намерения сбыть обнаруженные при нем, а также в жилище третьего лица наркотики, в связи с чем ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере).

В ходе первичного опроса доверителя адвокатом было установлено, что на начальной стадии предварительного следствия в отношении доверителя сотрудниками правоохранительных органов применялись недозволенные законодательством методы расследования преступлений, которые выразились в оказании психологического давления, введении в заблуждение относительно сути происходящего, а также в угрозах «закрыть в СИЗО» в случае, если не последует «признательных» показаний. В связи с данными обстоятельствами, было инициировано обращение в Следственный комитет РФ, с просьбой провести по данным фактам процессуальную проверку, и при наличии оснований привлечь виновных должностных лиц к уголовной ответственности.

Также, в ходе опроса подзащитного, адвокатом было выяснено, что о наличии наркотических средств, обнаруженных в жилище постороннего лица, сотрудникам полиции не было известно, впрочем как и о том, что данное жилое помещение использовалось подзащитным для хранения наркотиков.

В данной связи, адвокатом совместно с подзащитным, была скорректирована позиция по уголовному делу, суть которой заключалась в следующем. Наркотические средства, обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилом помещении хранились исключительно в целях личного потребления, но перед задержанием подзащитный, посоветовавшись со своей супругой, добровольно принял решение об отказе от совершения преступления (незаконного хранения наркотика в крупном размере).
О наличии данного наркотика и его месте нахождения сотрудникам полиции доверитель сообщил по собственной инициативе, следствием которой и стало обнаружение и изъятие из незаконного оборота наркотического средства.

Впоследствии, из окончательной редакции обвинения, предъявленного доверителю, исчезло обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере) в связи с добровольным отказом от совершения преступления; обвинение предъявлено по ч. 1 ст. 228 УК РФ (хранение наркотического средства в значительном размере при себе в момент задержание и проведения личного досмотра).

С учетом данных о личности доверителя, а также его отношения к окончательно предъявленному обвинению, по ч. 1 ст. 228 УК РФ, суд назначил ему наказание в виде ограничения свободы, от отбывания которого доверитель был судом освобожден в связи с длительным нахождением в СИЗО на стадии предварительного следствия.

Апрель 12

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении топ-менеджера по ст. 204 УК РФ

Для получения юридической консультации, в целях минимизации возможности уголовного преследования по ст. 204 УК РФ, обратился Н., заместитель руководителя регионального филиала крупной ресурсоснабжающей компании федерального уровня. В ходе консультации клиент сообщил следующее.

В указанной должности работал на протяжении предыдущих 4 лет. Согласно возложенных на него должностных обязанностей, в его компетенции находились, в том числе поиск поставщиков необходимых аутсорсинговых услуг, изучение рынка предложений соответствующих услуг, выборка наиболее оптимальных для его организации предложений, по согласованию со своим руководителем заключение соответствующих аутсорсинговых договоров, и договоров подряда.

В период осуществления деятельности, со стороны руководителя одной из сторонних организаций М., клиенту поступило предложение о способствовании заключения договора возмездного оказания услуг с данной сторонней организацией, за ежемесячное незаконное вознаграждение, на которое Н. ответил согласием. Н., в свою очередь, сообщил руководителю собственной организации о том, что стоимость услуг, предоставляемых организацией, возглавляемой М., является одной из самых низких на соответствующем рынке, при этом оказываемые услуги отвечают всем предъявляемым в подобных случаях требованиям и качеству. На основании такого заключения Н., руководитель организации в которой Н. являлся заместителем руководителя, заключил соответствующий договор с организацией, возглавляемой М. Впоследствии, на протяжении 10 месяцев, организация, возглавляемая М., оказывала услуги своему контрагенту, при этом размер оплаты услуг по заключенному договору являлся существенно превышающим среднерыночную стоимость аналогичных услуг аналогичного качества.
При этом, на протяжении 10 месяцев, на расчетный банковский счет, открытый на имя Н., ежемесячно поступало незаконное вознаграждение от С., фактически перечислявшего денежные средства от имени руководителя сторонней организации М.

При проведении соответствующей службой мероприятий по обеспечению внутренней и экономической безопасности организации, в которой работал Н., были получены данные, свидетельствующие о получении Н. ежемесячного незаконного вознаграждения от М., в связи с чем в правоохранительные органы было направлено заявление о привлечении Н. к уголовной ответственности по ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп).

В связи с создавшейся ситуацией, адвокатом было заключено соглашение с Н. об оказании юридической помощи. В ходе организованной, в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ проверки, при даче объяснений Н., в присутствии адвоката, сообщил, что действительно, на протяжении 10 месяцев, он получал перечисляемые С. денежные средства. Также, Н. пояснил, что указанные денежные средства ежемесячно ему перечислялись в счет погашения займа, полученного С. ранее. В подтверждение данных доводов, Н. предоставил соответствующие доказательства

По итогам проверки в возбуждении уголовного дела в отношении Н. было отказано, в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ.