Май 3

Прекращение уголовного преследования по ч. 3 ст. 30-ч. 4 ст. 228.1 УК РФ

Дело было принято адвокатом «в работу» на стадии предварительного следствия, после задержания доверителя, помещения его в СИЗО, и дачи им «признательных» показаний о том, что у него имелись намерения сбыть обнаруженные при нем, а также в жилище третьего лица наркотики, в связи с чем ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере).

В ходе первичного опроса доверителя адвокатом было установлено, что на начальной стадии предварительного следствия в отношении доверителя сотрудниками правоохранительных органов применялись недозволенные законодательством методы расследования преступлений, которые выразились в оказании психологического давления, введении в заблуждение относительно сути происходящего, а также в угрозах «закрыть в СИЗО» в случае, если не последует «признательных» показаний. В связи с данными обстоятельствами, было инициировано обращение в Следственный комитет РФ, с просьбой провести по данным фактам процессуальную проверку, и при наличии оснований привлечь виновных должностных лиц к уголовной ответственности.

Также, в ходе опроса подзащитного, адвокатом было выяснено, что о наличии наркотических средств, обнаруженных в жилище постороннего лица, сотрудникам полиции не было известно, впрочем как и о том, что данное жилое помещение использовалось подзащитным для хранения наркотиков.

В данной связи, адвокатом совместно с подзащитным, была скорректирована позиция по уголовному делу, суть которой заключалась в следующем. Наркотические средства, обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилом помещении хранились исключительно в целях личного потребления, но перед задержанием подзащитный, посоветовавшись со своей супругой, добровольно принял решение об отказе от совершения преступления (незаконного хранения наркотика в крупном размере).
О наличии данного наркотика и его месте нахождения сотрудникам полиции доверитель сообщил по собственной инициативе, следствием которой и стало обнаружение и изъятие из незаконного оборота наркотического средства.

Впоследствии, из окончательной редакции обвинения, предъявленного доверителю, исчезло обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 — п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере) в связи с добровольным отказом от совершения преступления; обвинение предъявлено по ч. 1 ст. 228 УК РФ (хранение наркотического средства в значительном размере при себе в момент задержание и проведения личного досмотра).

С учетом данных о личности доверителя, а также его отношения к окончательно предъявленному обвинению, по ч. 1 ст. 228 УК РФ, суд назначил ему наказание в виде ограничения свободы, от отбывания которого доверитель был судом освобожден в связи с длительным нахождением в СИЗО на стадии предварительного следствия.